«Что такое дисклавир?». Дневник, день 3

«Что такое дисклавир? Это я должен сегодня выяснить», – первым делом подумал Домовёнок, едва проснувшись. Эта мысль его не покидала со вчерашнего дня. Он выбрался из своего «дома» и стал его осматривать. С виду – обычный рояль: изящные ножки, клавиши, огромная откидывающаяся крышка. Вдруг его внимание привлекла маленькая коробочка, расположенная слева от клавиатуры, и несколько электрических проводов. «Что бы это могло быть и зачем это всё роялю?», – сказал он вслух. Решив, что лучше всего будет поговорить об этом со знающими людьми, житель Музейной комнаты отправился за новыми приключениями!

Первым делом Музя заглянул в Барочную академию. «Мир барокко», «искусство барокко», «человек барокко» – эта эпоха всегда привлекала его своей противоречивостью, таинственностью, помпезностью и красотой. Он часто слушал барочную музыку, мог не отрываясь смотреть на живописные полотна и монументальные скульптуры мастеров того времени, даже пробовал играть на своей скрипке что-то из Баха. «Интересно, чем отличались люди, которые жили 300 лет назад, от тех, кто сегодня пришёл в Летнюю школу?», – задумался Домовёнок.

Он узнал, что курс «Московская Барочная академия в Гнесинке» состоит из лекций, класса ансамбля и индивидуальных занятий. Ему, конечно, очень хотелось поиграть вместе с музыкантами и показать преподавателю то, что он пробовал учить сам, но он решил, что попробует это чуть позже. А сейчас будет слушать лекции по живописи, риторике, барочным танцам, философии и теории музыки XVII-XVIII веков и наблюдать за тем, что делают ребята.

В репетиционном зале проходили занятия по историческому танцу. Музя застал именно тот момент, когда гнесинцы танцевали в парах. Ему так понравились их движения, что он подошёл к ребятам и, смущаясь, выразил им своё восхищение. Он стеснялся совершенно напрасно – дети охотно с ним заговорили и познакомили Домовёнка со своим педагогом – Наталией Кайдановской.  «Расскажите, как проходят ваши занятия?», – спросил он у мастера.

— В начале урока мы говорили про эпоху, изучали движения рук, узнавали, как правильно приседать в танце. Только что мы немного освоили шаги. Ребята начинают запоминать комбинации. Единственное, что огорчает, — времени очень мало. («Да, мне тоже времени ни на что не хватает», – подумал Музя). Все дети любят двигаться, поэтому от занятий они получают огромное удовольствие. А в конце курса ребята выступят на концерте и покажут, чему научились за эти несколько дней.

Домовёнок пошёл в соседнюю аудиторию – слушать лекцию по философии и эстетике барокко.

В классе царила оживлённая атмосфера. Ребята внимательно слушали преподавателя – Юлию Москвину, которая вдохновлённо рассказывала о барочных аффектах, мадригалах, средневековых ладах. Участники искали в нотах риторические фигуры. Музе тоже удалось найти несколько таких. После лекции слушатели долго не отпускали Юлию и задавали ей множество вопросов. Музя тоже подошёл к лектору: «Я в восторге от вашей лекции! Столько нового для меня! Скажите, как вам удаётся так увлекательно рассказывать?»

— Я стараюсь выстраивать диалог. Мне важно видеть реакцию аудитории. Я задаю много вопросов, чтобы понимать уровень начитанности и наслышанности ребят в этой области. Мы переходим от теории к практике, от прослушивания к анализу, от вопросов к рассказу. Надеюсь, сама яркость, живость и интересность музыки, которую мы проходим, находит отклик в сердцах, и мой рассказ помогает видеть ее в новых красках.

Мне нравится тенденция изучения музыки старинных эпох, музыки отдаленного времени. Иногда находятся совершенно неожиданные, на первый взгляд, параллели старинной музыки и музыки XX- начала XXI века. Очень сильно трансформируется восприятие и понятие музыки, меняется не только роль композитора, но и роль слушателя. Многие моменты в современной музыке более близки старинной, чем классико-романтической. Всё новое – хорошо забытое старое, но на новом спиральном витке.

«Я же забыл спросить про дисклавир! – вспомнил Музя, – ну, ничего, сейчас узнаю об этом». Чтобы наконец выяснить, где же он живет, Домовенок направился в клавесинный класс. Там Ольга Викторовна Мартынова – блистательная клавесинистка, одна из основательниц российской клавесинной школы, профессор Факультета исторического и современного исполнительского искусства Московской консерватории – рассказывала и показывала детям как играть на исторических клавишных инструментах: клавесине, клавикорде, хаммерклавире.

Музя застал окончание лекции, а после решил спросить, как проходят занятия с названием «В гости к старинным музыкальным инструментам» и кто может принять в них участие.

— Дети – вообще интересные существа! Я всегда их спрашиваю, кто на чем играет. Так как у них уже есть какой-то опыт игры на своём инструменте, они нередко делают очень необычные умозаключения.

В этом году – совершенно поразительные дети! Они мне настолько внятно отвечали на все вопросы, что им могли бы позавидовать даже взрослые. Почему один клавесин красный, а другой зеленый? Потому что один покрасили красной краской, а другой – зеленой. Я теперь это буду всем приводить в пример. Дети так живо на все реагируют. А мы это не всегда замечаем. Нам кажется, они думают о чем-то своём, а они не только слышат, но и переваривают всю эту информацию.

Первое занятие у нас было ознакомительным, на втором я показывала старинные клавиры с педалями и другими интересными вещами, а на последнем – будет орган-позитив и клавикорд.

Они потом подрастут и обязательно вспомнят, что, когда были маленькими, трогали клавесин и даже что-то там переключали. Это обязательно отложится в дальнейшем.

Послушав интересный рассказ Ольги Викторовны, Домовенок задал так сильно интересующий его вопрос: «А вы случайно не знаете, что такое дисклавир? Это же такое барочное пианино, правильно?»

— Нет, совсем наоборот. Первый дисклавир появился довольно недавно – в 1987 году. Это обычный акустический инструмент. Отличается он тем, что, благодаря электронной системе, может воспроизводить уже записанную программу, то есть играть без музыканта.

«Никогда бы не подумал, что буду жить в пианино, которое умеет играть само по себе, – Музя был совершенно обескуражен и не мог в это поверить, – может, оно и разговаривать умеет? Надо будет попробовать с ним поболтать».

***

Размышляя об эпохе барокко и достижениях современности, Домовёнок забрёл в класс, где проходили индивидуальные занятия по барочному гобою и блокфлейте. Их вёл Филипп Нодель. К сожалению, Музя не застал сами уроки, но успел поговорить с преподавателем.

— Ребята очень заинтересованы и внимательны, — поделился своими впечатлениями от первых мастер-классов Филипп Викторович. – Те, которые постарше, уже много играли барочную музыку, ведь именно с неё начинается программа обучения на любом инструменте: флейте, гобое и других. Первые произведения, которые играют музыканты – менуэты Баха или Генделя. Так что нам барочная музыка знакома с детства и поэтому о стиле важно говорить уже в столь юном возрасте. Пусть они еще не понимают каких-то тонкостей и премудростей, но можно же поговорить об этом простым языком. И уже потом, когда они станут старше, объяснить им, что это совсем не детская музыка, и играть её можно всю жизнь и каждый раз по-разному.

А ещё сегодня начались занятия по ораторскому мастерству. Этот курс проходит в «Летней школе» уже во второй раз. Так же, как и на риторике в Барочной академии, участники здесь учатся говорить. Автор – Дмитрий Смирнов. На его лекциях ребята осваивают один из самых необходимых в современном мире навыков – навык коммуникации. Они учатся ясно, доступно и красиво рассказывать о себе и своем опыте, своих взглядах на музыку и многом другом.

«Расскажите, как прошло ваше первое занятие», – спросил Музя у преподавателя.

— Оно началось с показа видео. Там журналистка берёт интервью у детей. Она задаёт им вопросы после концерта. Например: «Почему вы выбрали фольклор?». Одна девочка сказала: «Даже не знаю, что ответить», другая – «Потому что это интересно». У меня была цель показать ребятам, как отвечать нельзя. Они с этим согласились.

Сегодня мы говорили о том, что начало любой речи должно быть интересным, и сразу начали это осваивать. Главная мысль, которую я хотел до них донести, – в голове у слушателя нужно создавать кино. Если им нужно будет в начале концерта рассказать про композитора, я надеюсь, они не станут просто говорить: «Сейчас прозвучит произведение великого композитора, который вошел в историю». Гораздо лучше – упомянуть какой-то интересный факт. Мне, кстати, очень понравился концерт духового оркестра на открытии Оpenair. Вот там как раз дирижер рассказывал интересные факты, делился своим опытом. Это и есть ораторское искусство.

Я хочу, чтобы ребята поняли, что не надо красиво – надо интересно. Для этого достаточно даже одного занятия. Хотя многие тренеры по ораторскому мастерству со мной в этом не согласятся.

«По-моему, я сегодня узнал очень много. Я молодец! – довольно подумал Музя, – и самое главное, я узнал, что такое дисклавир. Теперь со спокойной душой пойду на вечерние концерты и буду слушать красивую музыку».

Он побывал на двух концертах – в 19:00 «Геометрия чувств» и THREEDOM в 21:00. В первой программе прозвучали флейта (Иван Бушуев) и хаммерклавир (Ольга Мартынова). Музя и все остальные так увлечённо слушали старинную музыку в блестящем исполнении своих любимых музыкантов, что в зале царила абсолютная тишина.

А на втором концерте – совершенно другая программа – произведения от классики британского рока до блюза и R’N’B. Среди композиций в исполнении органного трио прозвучало сочинение выпускника МССМШ им. Гнесиных Николая Добкина. Зрители с удовольствием танцевали, хлопали и пели вместе с музыкантами.

Засыпая, Домовенок стал мечтать о новых приключениях, но он даже не мог себе представить, что именно ожидает его завтра.

Продолжение следует…

Текст: Ангелина Дудикова, Анастасия Петровская

Фото, видео: Dominanta Media Продакшн

Comments are closed.

  • Видеодайджест

     

     

  • Концерты

  • Мастер-классы, педагоги

  • Оркестр

© 2016-2022 МССМШ им. Гнесиных