«Шум – это музыка или нет?». Дневник, день 8

Маримбы, вибрафоны, ксилофоны, литавры, перкуссии и разные оркестровые «мелочи» – чего только нет в Творческой мастерской ударных инструментов Percarus Duo. Формат этой лаборатории уникален и не имеет аналогов в России. Здесь ставят музыкальные опыты, смешивая ритмы, тембры и исполнительские техники. Участники взаимодействуют друг с другом в ансамблевой игре и никогда не знают, чем закончится очередной творческий эксперимент. Создатели этой мастерской – артисты ГАСО им. Е.Ф. Светланова Михаил Путков и Владимир Терехов.

«Шум – это музыка или нет?», – размышлял Музя по пути к гнесинским перкуссионистам. За всё время «Летней школы» он ещё ни разу у них не был, хотя слышал их репетиции постоянно. Звучание барабанов, маракасов и трещоток раздаётся в окрестностях школы с самого утра каждый день – это усердно готовятся к отчётному концерту «Юные гнесинцы». У них есть свой шумовой оркестр, в котором играют самые маленькие музыканты.

Ребята постарше занимаются индивидуально и в ансамблевых составах. В их арсенале – профессиональные ударные музыкальные инструменты и ценные рекомендации наставников. 14 августа участники Percarus Duo продемонстрируют результаты своей десятидневной работы на заключительных концертах «Летней школы». «Если не найду к этому дню свой маховик времени, то никуда не успею. Я слышал, что там будет рекордное количество концертов. А я хочу побывать на всех и не пропустить ни одного выступления!» – подумал домовёнок, подходя к дверям мастерской.

Внутри царил хаос, как показалось Музе: огромное количество инструментов, сквозь которые пробирались музыканты, разбросанные по всему классу ноты, и очень много шума. А домовёнок не любил шум и беспорядок. «Какой у вас тут непорядок! – воскликнул он, – как же вам удаётся здесь создавать свои перкуссионные композиции?»

— Наши сеансы ритмической терапии для невооруженного глаза действительно кажутся хаосом, – ответил ему Владимир Терехов, кажется, что у музыкантов вообще ничего не выходит. Мы проводим этот ритмический курс уже не первый год. В начале занятий всё время есть ощущение, что ничего не получается, но на самом деле это не так. Со временем дети привыкают к нашим инструментам и нашему организационному стилю.

Музыка это не только игра на инструментах. Чтобы её создавать, нужно ещё уметь вовремя остановиться и вовремя заиграть, важно слушать друг друга и смотреть на дирижёра, слышать ритмическую группу и с ними взаимодействовать. В итоге у нас всегда всё складывается в единую стройную картину, и, несмотря на кажущийся хаос, всё идёт по плану.  

— Так значит, вы всё-таки считаете шум музыкой? – задал домовёнок волновавший его вопрос.

— Конечно.

Музя задумался. Может, он зря недолюбливал шум и беспорядок? Ему начинало казаться, что это всё имеет смысл и свою организацию, просто понятны они не всем. «А как проходили ваши предыдущие мастерские?» –продолжил он разговор.

— Каждая «Летняя школа» абсолютно не похожа на предыдущую, и результаты у нас каждый раз разные. Например, в первый год мы сделали целый спектакль на тему «Фиксиков». Дети пели и играли песенку про барабан, у нас были диалоги, в которых ребята учили друг друга играть и показывали, как правильно это делать. Ещё у нас была ритмическая композиция. Она начиналась с перкуссионной части все звенели и трещали (обязательно в каком-то организованном ритме!), затем была серединка уже на клавишных инструментах, а заканчивалось все апогеем – в этот момент клавишные и перкуссия звучали уже вместе.

В этот раз мы объединяем всё – и песню, и перкуссию. То, что у нас в итоге получается – это всё равно результат. Мы с моим коллегой, Михаилом Путковым, считаем, что полученный результат оправдывает тот хаос, с которого мы каждый раз начинаем. Всё в наших руках и в руках наших учеников. А в них мы очень верим!   

— Вы похожи на одну команду, в которой все поддерживают друг друга и работают сообща, – улыбнулся домовёнок.

— Наши инструменты вообще отличаются командностью, – подтвердил его мысль Михаил Путков, – нас, ударников, всегда много в оркестре. Мы же играем в группе по 5-6 человек. И в классе тоже всегда занимаемся вместе, играем ансамбли. Поэтому в отличие от индивидуальных исполнителей: пианистов, струнников, флейтистов, у которых острее развито ощущение конкуренции, у нас всегда присутствует командный дух. Даже если мы в чём-то соревнуемся, это всегда здоровая конкуренция. Человек понимает, что он сам должен стать лучше и, если у него что-то не получилось, то в этом виноват не его товарищ, который делает сейчас лучше, а просто нужно развиваться.

— Вы так любите то, чем здесь занимаетесь, что даже свой день рождения провели вместе с ребятами! Расскажите, как это было?

—  В этом году так совпало, что мой день рождения пришёлся на один из дней «Летней школы». Поэтому я решил сделать что-то весёлое вместе со своими учениками. Устроил праздник в стиле Stradivaly – с музыкальными конкурсами и вкусными призами. Недавно мы с Владимиром были у них в гостях. Тогда я понял, что такая игровая форма работы не мешает творческому и профессиональному развитию, а наоборот – помогает. Более того, игра убирает стресс. Ты начинаешь по-другому смотреть на проблему и понимаешь, что её можно обойти с разных углов, найти другие ключи и, в конце концов, решить её, а при этом еще и удовольствие получить.

Эмоциональный тонус очень важен. Если мы занимаемся в плохом настроении, то хорошего эффекта не получим. Вот почему в рамках нашей мастерской мы придумываем конкурсы. С их помощью дети развивают фантазию, чувство ритма и прочее.

— Играть и в то же время учиться – по-моему, это отличная идея!

— Формат мастер-класса в игровой форме в этом году задуман специально, хотя обычно мы так не делаем. В рамках творческой мастерской мы, как правило, читаем лекции о том, как играть на нашем инструменте. Но в какой-то момент стали замечать, что когда дети просто сидят, а мы что-то рассказываем и показываем, то они минимально вовлечены в процесс. Они из него выпадают и просто скучают, особенно малыши.

Начиная с прошлого года, я стал делать мастер-классы по развитию чувства метроритма и во время занятий давал ритмические игры. Несколько участников, которые вызывались, должны были по очереди прохлопать ритм: у кого-то удар, у кого-то пауза. Те, кто пропустили, выбывают. Сейчас к игровым упражнениям мы добавили игры со смещением – это когда двое играют одинаковый музыкальный материал, а потом один из них начинает на долю сдвигать его, и они уже играют каноном. И так до тех пор, пока снова не сойдутся. Кто сбился, тот выбыл. Вовлечение участников в процесс мастер-класса заставляет их больше работать головой и получать какой-то опыт, дарит им эмоции. И уже на базе этих эмоций формируются навыки.

«Чёткая организация внутри хаоса, – после разговора с перкуссионистами подумал домовёнок, – может быть, в этом и заключается секрет их успеха?»

***

Открытия, которые Музя совершал во время «Летней школы», не заканчивались. Ещё одной неожиданностью для него стали мастер-классы для взрослых. «Уже давно не дети, а зачем-то пришли сюда учиться, – в недоумении пробормотал он, – ходят на мастер-классы, слушают лекции, что-то записывают… Зачем им это?»

Общаясь только с ребятами и их преподавателями, Музя совсем упустил из виду огромное направление «Летней школы» – Курсы повышения квалификации. Преподаватели ДМШ, ДШИ и учебных заведений СПО приезжают в Гнесинку из разных уголков России. Они посещают групповые лекции, мастер-классы, лекции-концерты, творческие встречи. Круг тем, в которые они погружаются вместе с педагогами МССМШ им. Гнесиных, поражает своим разнообразием. Взрослые участники «Летней школы» получают уникальную возможность присутствовать на закрытых мастер-классах, оркестровых и групповых репетициях. А ещё каждому из них дарят подарок – абонемент на посещение всех концертов фестиваля «GNESSIN AIR на Знаменке».

«Кстати, – вспомнил домовёнок, – мне пора идти на концерт». Он отправился в Мансарду. Так же, как и вчера, здесь был вечер романтической музыки. В исполнении лауреатов международных конкурсов – Марии Окуневой, Дарьи Есаулковой, Олега Худякова и Владимира Иванова – прозвучали две сонаты для скрипки и фортепиано Франка и Элгара.

Мария Окунева (скрипка), Олег Худяков (фортепиано)

После их выступления Музя решил посетить один из мастер-классов композиции. В «Летней школе» их проводит преподаватель МССМШ им. Гнесиных Антон Прищепа. К нему-то и направился домовёнок.

— Расскажите, а как проходят ваши занятия? – обратился он к мастеру композиторского искусства.

— В этом году у меня очень много ребят по композиции. Больше, чем по кларнету.

— А вы ещё и кларнет ведёте? – удивлённо переспросил Музя.

— Да. И камерный ансамбль. За всё время существования «Летней школы», впервые поступило такое огромное количество заявок для участия в мастер-классах по композиции. Ведь в данный момент композиция как дисциплина отсутствует в музыкальных школах и в средних специальных учебных заведениях. Раньше она была хотя бы в виде факультатива. Несмотря на это, дети всё равно тянутся что-то сочинять. Это не может не радовать. Хотелось бы, чтобы то, чем мы здесь занимаемся, как-то помогло вернуть класс композиции в учебные заведения и привлечь к нему интерес. Это очень важно.

Дети у меня совершенно потрясающие! У меня в классе есть мальчик, ему 12 лет. Он всего три года занимается фортепиано, из которых в музыкальной школе он учится только один. И он уже сейчас пишет полноценные произведения для фортепиано и сам их неплохо исполняет. Его сочинения это серьезная музыка, которая при должной работе может стать чем-то ещё более значимым.

— А расскажите о ваших занятиях по кларнету тоже, – этот музыкант почему-то заинтересовал Музю, и он захотел узнать о нём побольше.

— Там тоже прекрасные детки. Кого-то я уже знаю, кто-то впервые показался. У всех прекрасное настроение, в том числе и у меня. Работаем с утра до вечера.

Про каждого ученика можно говорить отдельно, потому что у каждого своя история. Кто-то приезжает для общего развития, не имея профессиональных планов на музыку, и вдруг, неожиданно, пообщавшись с ровесниками, которые погружены в профессию и учатся в спецшколах, он понимает, что это целый отдельный мир, в который ему тоже хочется попасть. Об этом задумываются многие после «Летней школы».

Кто-то приезжает, чтобы послушать мнение педагога со стороны. Я знаю по своим ученикам, которые учатся у меня здесь, в Гнесинке, что это очень полезная практика. Я могу говорить им какие-то вещи в течение года, но потом они идут на мастер-класс к другому человеку, и он говорит то же самое, но иными словами. И тут у моих студентов неожиданно складывается пазл, и они понимают и делают то, чего не могли раньше.

«Летняя школа» – это интенсив, и зачастую он дает больше, чем месяцы рутинной работы. Большинство моих учеников приходят на занятия, зная, чего они хотят. В то время, как на обычную специальность в течение года редко кто приходит с вопросами.

Приближалось время интерактивного концерта «Августовский вернисаж», и Музя, выпив в буфете стаканчик кофе, отправился в Органный зал. «Сейчас спокойно посижу, отдохну и послушаю музыку, – подумал он, – а после концерта мне нужно успеть сделать ещё одно важное дело». Со сцены звучал «Карнавал животных» Сен-Санса, а на больших экранах мелькали картинки с изображением животных. «Мой самый любимый номер сюиты – «Лебедь», – подумал он, наслаждаясь бархатными звуками виолончели.

«Августовский вернисаж». Камерный ансамбль «Летней школы и ученики класса Татьяны и Геннадия Свистуновых

Незадолго до ночного концерта Музя решил исследовать джазовый мир, который тоже существует в «Летней школе». Джаз здесь представлен в двух направлениях – Фортепиано, Композиция (их ведёт Евгений Гречищев, с которым домовёнок поговорил ещё вчера) и Вокал. Искусство джазового пения преподаёт Ольга Олейникова. Именно с ней хотел пообщаться Музя сегодня.

— А у вас в этом году тоже много учеников? – обратился он к певице.

— Да, это первый год, когда такое большое количество учеников. Еле удается их всех вместить в расписание. Но это радует! Разнообразие – и по возрасту, и по уровню, как техническому, так и стилистическому, довольно большое. Некоторые ребята, которые ко мне приходят, уже занимаются где-то эстрадным вокалом. Нескольких своих учеников я бы назвала готовыми артистами, которые просто пришли попробовать что-то новое.

— А как проходят ваши уроки?

— С ребятами, которые уже занимаются эстрадным вокалом, мы изучаем такие вещи, как джазовый грув, джазовое чувство, джазовая фразировка, джазовые слоги, импровизация. Казалось бы, человек занял уже кучу призовых мест, он уже готовый артист, но ему всё равно есть чему учиться.

У большинства детей, конечно же, классический бэкграунд. Для них вся эта джазовая ритмика – что-то новое. Мне очень интересно за ними наблюдать. Они плавно начинают осваивать новый музыкальный язык, который отличается от привычного им классического. Там же есть такие моменты несогласования, когда за сильную долю мы принимаем не первую и третью, а используем совершенно другую, джазовую пульсацию.

— Как же вы им это всё объясняете?

— Когда у детей меняется парадигма – просто трещит по швам, я пытаюсь создать для них безопасное пространство и объяснить, что в данном случае мы говорим не о том, что правильно или неправильно, а о том, что тут другие средства, другой музыкальный язык. Мне это интересно как педагогу. Школа ведь у всех, в основном, классическая, и у ребят преобладает опыт общения именно с классической музыкой. Очень немногие пробовали исполнять джаз.

— А у вас взрослые ученики здесь или маленькие?

— В этом году очень много малышей – таких, которые совсем не пели раньше. Мне очень интересно с ними работать. Я все время у них спрашиваю, что они делают на других занятиях. Мне это нужно для того, чтобы на основе того, что они уже получили там, правильно выстроить свой терминологический репертуар и встроить всё, что они знают и умеют, в то, что мы делаем здесь. Тогда у них нет ощущения, что мы оторваны от остального мира. Для меня как для педагога это даже вызов. Но мне это нравится.

— Вы, наверное, в восторге от «Летней школы», как и я?

— Я, как меломан, в восторге от того концертного разнообразия, которое здесь есть. Можно послушать исполнителей на разных инструментах, услышать музыку в разных форматах и жанрах. У нас есть всего 11 дней. И за это время мы все – родители, педагоги, да и сами ребята – пытаемся обменяться максимальным количеством информации. Ученики это всё будут переваривать до начала учебного года точно. Здорово, что у них появляются новые знакомства. У нас в вокальном классе ребята тоже общаются, обсуждают репертуар, начинают подпевать друг другу. Как же мне нравится кипучая творческая жизнь здесь! Я очень рада, что не первый год являюсь частью этого большого дела.

— Я уже тоже начинаю чувствовать себя частью этого большого дела. И от концертов я тоже в полном восторге. Вот как раз сейчас я пойду на концерт на Летней сцене.

— Обязательно приходи на концерт, посвящённый 100-летию российского джаза. Он тоже будет на Летней сцене – 13 августа. Знаешь, кто там будет выступать? Большой джазовый оркестр под управлением Петра Востокова. Такое событие нельзя пропустить.

— Конечно, приду. Буду рад и вас там увидеть! – распрощавшись с джазовой певицей, Музя пошёл на концерт аккордеониста-виртуоза, победителя телепроекта «Минута славы» на Первом канале Максима Токаева. «Аккордеон я ещё не слышал, – заметил домовёнок, – интересно, что там будет?». А там было музыкальное путешествие по разным странам мира – музыкант исполнял всеми любимые и известные мелодий, некоторые из которых домовёнок тоже узнал.

Продолжение следует…

Текст: Ангелина Дудикова, Анастасия Петровская

Фото, видео: Dominanta Media Продакшн

Comments are closed.

  • Видеодайджест

     

     

  • Концерты

  • Мастер-классы, педагоги

  • Оркестр

© 2016-2022 МССМШ им. Гнесиных